Голосуй за проект на MMOTOP!

История игры

Создание мира. Явление Сотворительницы Этейн

Во время Первотворения боги оставили измерение Теос пустым и безжизненным – пограничный мир должен был служить нерушимым барьером между населенными сферами Веера и Мертвой полосой, владениями Безымянного.

Тысячелетиями Теос пребывал холодным и неживым и остался бы таким до самого конца времен, но вмешался Безымянный. Однажды он уже выступил против воли богов, проиграл битву и оказался заточенным вне всего сущего, но не сдался. Он копил ярость и желание отомстить, постигал запретные знания. И новое противостояние не заставило себя ждать – Безымянный бросил вызов своим победителям.

На этот раз у Первотворцов уже не было решающего преимущества, и потому до сих пор гремит, не ослабевая, страшная битва. Трещит плоть Веера, и само Мироздание стонет под ударами невиданной мощи. Многие младшие боги пали в бою, а старшие, те, что не привыкли властвовать над разрушением и гибелью, начали уставать от бесконечной войны.

Этейн, Сотворительница миров, покинула арену тотального истребления, потрясенная тысячами бессмысленных смертей. Долгий путь сквозь разрушенные миры привел ее в старое, заброшенное пограничье: пустующее измерение Теос. Усталость не пустила Этейн дальше, но желание созидать – предназначение и цель богини – оказались куда сильнее ран, нанесенных войной.

Где-то в Мертвой полосе в бесконечном противостоянии ежеминутно гибли тысячи живых существ, и Сотворительница решила восстановить равновесие: подарить Вееру еще один мир и вдохнуть жизнь в Теос. Умелой рукой она создала новый мир, наполнила его водой и подняла из пучин сушу. Обетованную землю первожители назовут Теос (Teos Epeiros – «континент богов»), похожий на посеченную кольчугу гигантский остров, омываемый безбрежным океаном.

К сожалению, Этейн еще не знала, что принесла в Теос не только жизнь, но и страшное проклятие Безымянного. Властелин Мертвой полосы способен на любую подлость, и он никогда не чурался добить раненого или ударить в спину.

Гибель богини

Созданный мир Этейн населила разнообразной живностью, леса, степи, горы и реки были наполнены неуемной радостью бытия. Разумные появились на Теосе последними – благородные эльфы телайосис, что в переводе означает «совершенные», любимые дети богини, похожие на нее даже внешне, и смелые, гордые люди рода думинас.

Пережив не одну сотню кровопролитных сражений, Сотворительница больше всего на свете желала тихой размеренной жизни для себя и своих чад. Душевное спокойствие и внутренняя гармония богини защищали Теос от многочисленных невзгод и подарили первородным расам Теоса счастье и процветание.

Но проклятие Безымянного, притаившегося до поры, наконец дождалось своего часа – и вместе с благодатью Этейн на ничего не подозревающий мир посыпались неисчислимые бедствия. Стены городов осадили орды чудовищ, с неба падали камни и пепел, проснулись вулканы, над плодородными нивами пронеслись разрушительные ураганы. Неизлечимые моровые поветрия распространились по Теосу быстрее лесного пожара.

Отношение к Этейн, которой еще недавно слепо поклонялись, постепенно ухудшалось. Терзаемые хаосом, эпидемиями и катастрофами создания богини никак не могли понять, за что обожаемая Сотворительница наказывает свой народ. На Теосе нарастало недовольство. Благородные эльфы глухо роптали, стесняясь высказывать претензии, но думинас в открытую готовились выступить против богини.

И когда терпеть стало невозможно, люди двинулись походом на Небесный дом Этейн, и даже телайосис присоединились к ним. Лишь немногие сохранили верность богине и пытались сопротивляться мятежу, но яростная волна наступающих смела их, как весеннее половодье прибрежный рыбацкий поселок.

Нет более страшного врага, чем недавний восторженный почитатель, внезапно разочаровавшийся в своем кумире. Верные слуги Этейн пали все до единого во время семидневной осады. Залив кровью некогда священные ступени, восставшие ворвались в покои Сотворительницы. Богиня выглядела усталой, ее чистое сияние поблекло и потускнело – силы иссякли в бесплодной борьбе с проклятием. Ошеломленные жители Теоса, почитавшие Этейн в том числе за сказочную, неземную красоту, внезапно увидели перед собой уродливую старуху – так им показалось. Кто-то крикнул, что богиню подменили и место прежнего божества занял отвратительный монстр. И тогда сотни клинков пронзили тело Сотворительницы.

Так сбылась и последняя, тайная часть проклятия: однажды дети Этейн, ее создания, плоть и кровь ее замыслов, уничтожат своего творца. А на месте гибели богини зияет теперь гигантский кратер – Источник Семи бед, из которого до сих пор выходят толпы кровавых монстров и сыпятся на многострадальный Теос страшные бедствия.

Разделение рас. Альянс Света и Союз Ярости

С гибелью богини хаос на Теосе не прекратился. Невероятной силы взрыв разметал Небесный дом Этейн, погребая под собой тысячи недавних мятежников. Говорят, их души прокляты навсегда и в бушующем горниле Источника Семи бед они обратились в смертоносных тварей. Из него же на «континент богов» обрушились новые катаклизмы. Океан наступал на сушу, а гибельные штормы сметали все на своем пути. Перепуганные жители Теоса молились Этейн о заступничестве, но, к сожалению, некому было услышать их призывы. Тело Сотворительницы развоплотилось, а дух, выброшенный из Веера, витал очень далеко от ее гибнущего творения.

Разделенные надвое кратером Хаоса народы Теоса отступали, с трудом отбиваясь от преследователей. На севере, у берегов Великой реки людям и эльфам удалось закрепиться, построить цепь пограничных фортов и на долгие века остановить продвижение тварей Тьмы. Южная же ветвь первородных, терзаемая бесконечными ураганами и небесными камнепадами, укрылась в пещерах и подгорных проходах Карламской гряды.

Некогда единый народ разделился.

Не одну сотню лет продолжалось нашествие Хаоса. Менялись эпохи, менялись и жители Теоса. Эльфы и люди Севера объединились в несокрушимый Альянс Света – в противовес наступающей Тьме Безымянного. Поколения мужали в непрекращающейся войне с ордами чудовищ, совершенствовали магию, изобретали новое оружие. И однажды им удалось повернуть вторжение вспять – союзные полки погнали монстров обратно к кратеру.

На юге первородным приходилось противостоять больше стихиям, чем живой плоти. Многолетняя жизнь под землей изменила их: кожа подгорных эльфов побледнела, глаза привыкли к темноте. На поверхности они чаще появлялись ночью, когда на время стихали смертельные вихри и огненные дожди. Теперь они называли себя вейлами, отрекшись от прежнего имени своей расы.

Люди Юга ушли в лабиринт горных отрогов, и за годы отшельничества потеряли большинство прежних знаний. Говорят, что ко дню Объединения они не знали даже железа, делая оружие из камня и панцирей убитых животных. Зато крепостью духа и тела они намного превзошли первородных и, чтобы отличаться от них, тоже взяли себе новое имя – нордейны.

Ярость Хаоса постепенно угасала, и разведчики вейлов начали уходить все дальше от потаенных пещер своего народа. Первая встреча с нордейнами закончилась кровавой резней, но потом умелая дипломатия воссоединила разобщенные народы. Вейлы дали новым союзникам оружие, заново научили обрабатывать металлы – и через несколько лет объединенные отряды уже очищали предгорья от тварей Хаоса.

Конечно, два полюса истерзанного континента не могли однажды не столкнуться. Взаимная ненависть разгорелась от первой же искры. Южные народы назвали Альянс Света неженками, отсидевшимися в спокойном междуречье, в то время как в горах сотнями гибли сородичи. Северяне же были убеждены, что им противостоят жестокие дикари, отринувшие заповеди добра и свободы. Ходили слухи, что якобы из-за недостатка пищи дети вейлов питаются не материнским молоком, а кровью.

И само собой разумеется, обе стороны считали своих противников виновными в гибели любимой Этейн. Альянс Света объявил неограниченную войну. Вейлы и нордейны приняли вызов, подняв над головой знамя Союза Ярости.

Раздвоение духа – Дейдра и Риэль. Желания богини. Благословение для Посвященных

И все же дух Этейн вернулся в Теос. Даже приняв смерть от рук своих детей, Сотворительница не перестала жалеть и любить их. Бесплотная душа богини пришла на Теос в самый разгар противостояния Альянса и Союза. Наверное, воскрешение Этейн смогло бы остановить братоубийственную войну, но, к сожалению, случилось иначе. Человеческие и эльфийские тела оказались слишком слабыми, чтобы в одиночку принять в себя дух Сотворительницы Миров. Стремясь обрести плоть как можно быстрее, богиня развязала магию стихий. И… просчиталась. Вместо единого существа, сочетавшего в себе силу Огня, Воды, Земли и Неба, ослабленные близостью Хаоса стихии притянули к себе дух богини и разделили его надвое.

Из могучих дубовых рощ Севера вышла Белая богиня Дейдра, порождение Земли и Воды. Счастливая весть о возвращении Сотворительницы распространилась очень быстро, и Альянс Света присягнул ей. За мягкость в обращении, доброту и любовь Дейдра получила в народе имя богини Верности и Любви.

Но одновременно из подгорного пламени вейлам и нордейнам явилась Темная богиня Риэль, дочь Огня и Неба, неистовая и страстная. Союз Ярости принес ей клятву верности, назвав вторую часть разделенного духа Этейн богиней Ярости и Страсти.

Изначально Дейдра и Риэль не числили друг друга среди врагов, да и вряд ли каждая из них считала вторую ипостась настоящей – ведь только себя они мнили воплощением духа Великой богини. Но дух этот оставался неполным, ведь, как и любой смертной женщине, Этейн были свойственны Верность и Ярость, Страсть и Любовь. Обе богини мечтали полностью воплотить в себе душу Сотворительницы. Но для достижения идеала нужна была сила, а сила богов берется только из поклонения сотен тысяч верующих. Весь Теос давно уже разделился на два противоборствующих лагеря, и неоткуда было взять новых приверженцев кроме как из стана врагов. Дейдра и Риэль очень быстро поняли, что стремятся к одной и той же цели, а значит, на пути к воплощению единой Этейн придется столкнуться с равным по силе противником. И либо уничтожить его, либо погибнуть самой. Богини познали лицо своего врага.

И тогда они объявили своим поклонникам Желания – защищать собственную силу и веру, уничтожать посвященных другой стороны ради великой победы: возращения Сотворительницы Этейн. Война Альянса Света и Союза Ярости разгорелась с новой силой, даже те, кто долгое время стоял в стороне от конфликта, взялись за оружие. В обоих лагерях пытались подать новое противостояние как битву Света против Тьмы или Свободы против Рабства, но правды в этом было мало. Немногочисленные хронисты, уже в наше время пишущие историю эпического сражения, сходятся в одном: цели и помыслы богини Верности не всегда столь чисты и безупречны, как можно подумать глядя на ее сверкающие одежды, а неистовые порывы богини Ярости иногда преисполнены чести и благородства.

В награду за победы над врагом Дейдра и Риэль дарят посвященным Благословение – частичку своей магической силы, которая позволяет крепить мощь доспехов, усилить ярость мечей и ударную силу заклинаний. И нет на свете лучшего вознаграждения для верного рыцаря, чем очередная толика Благословения. Ради нее приверженцы Белой и Темной богинь способны на многое. Ибо нет таких подвигов, что не совершали бы великие герои во имя Любви, и ради Верности слову и долгу не раз проливались реки крови. А самые разрушительные войны нередко начинались по воле необузданных Страстей и неукротимой Ярости.

Желания богинь изменчивы и непостоянны, но все больше верных почитателей Любви и Верности, Ярости и Страсти готовы скрестить клинки ради новой порции Благословения. И нет никакой надежды, что эпическая битва на Теосе когда-либо завершится миром. Альянс Света и Союз Ярости согласны либо на окончательную победу, либо на взаимное уничтожение.

Иного не дано.